BLM: «Let’s rape your childhood once more», или удивительная трансформация Питера Пэна и Алисы.

Итальянский режиссер, продюссер и актриса Ливиа Де Паолис готовится к производству нового фильма по мотивам книг о Питере Пэне под названием «Lost girls». Но в этот раз за основу берется не оригинальное произведение, а роман 2003 года за авторством Лори Фокс который представляет нам немного расширенную вселенную этого мира и взгляд на события с другого ракурса. Де Паолис собирается исполнить роль режиссера и сыграть одну из главных ролей, адаптацией книги и написанием сценария занимается так же она сама.

2791 просмотров

Сюжет расскажет о пяти поколениях семьи Дарлинг в каждом из которых юным дочерям приходится сталкиваться с Питером Пэном, загадочным мальчиком который влюбляет их в себя и уносит в сказочную страну, «Нетландию». Фильм сконцентрируется на психологических проблемах возникающих после возвращения — диссонансе между чарующей сказкой юности и суровом реальном мире в котором им приходится жить после, попыткам пережить похожие из детства ощущения и последующим разочарованием.

«Я была очарована скрытым смыслом сказок с самого детства, поэтому, когда я прочитала роман Лори Фокс« Потерянные девушки », я сразу оказалась на пути к тому, как она заново изобретает вечную сказку Дж. М. Барри для современной аудитории»

Сама Венди является пра-правнучкой той самой первой Венди с которой и началась известная история Питера Пэна. После столкновения с ним она испытывает проблемы со своим творческим началом, немного сумасшедшим мужем и дочкой с ее подростковыми проблемами которая кажется пытается повторить путь своей мамы, бабушек и прабабушек. Венди решает что она не хочет чтобы эта безумная история испортила жизнь и ее дочери тоже.

Для участия в фильме так же привлечены Гайя Уайз и известные актрисы Эллен Берстин и Эмма Томпсон. Роль Венди исполнит сама Ливиа Де Паолис.

Данных по началу съемок и каких либо примерных дат у меня найти к сожалению не получилось.

Источник:

Ellen Burstyn & Emma Thompson Among Cast For… EXCLUSIVE: Oscar winners Ellen Burstyn and Emma Thompson are among the ensemble cast for…

Девочки взрослеют быстрее и охотнее мальчиков: им надоедают куклы, хочется настоящей, а не детской любви, настоящей жизни, которая ассоциируются у них только со взрослостью.

У мальчиков — всё иначе.

Одни, соблазнённые будущим, решительно следуют во взрослую жизнь вслед за девочками, в душе оставаясь детьми («в настоящем мужчине скрыто дитя, которое хочет играть» — это слова Фридриха Ницше), другие застревают в детстве.

Синдром Питера Пэна

термин, обозначающий затянувшееся во времени мальчишество, вызванное боязнью, нежеланием, а потому и неумением мальчика взрослеть.

Питер Пэн — это вечный отрок, душка и обаяшка. При этом ему может быть и тридцать, и сорок, и пятьдесят…

Образ вечно двенадцатилетнего Питера Пэна взят из одноименной повести Джеймса Барри.

Можно назвать три общие причины (в индивидуальном порядке их, безусловно, больше) появления и распространения этого синдрома:

1. Дискредитация «взрослых» ценностей в современном обществе; культивирование образа поверхностного, самодовольного и при любых обстоятельствах сверхудачливого героя.

Ему неизвестно, что такое боль, разочарования, поражения, каждодневная работа, порой утомительная и однообразная, забота о ближнем, которые в реальной жизни всегда были и будут и от которых ещё никто и никогда полностью не был избавлен;

2. Постоянные публичные призывы оставаться «всегда молодым»; своеобразное «дориан-грейство» (термин предложен канадским писателем Дугласом Коуплендом) — желание скрывать признаки старения тела;

3. Ошибки семейного воспитания.

Психологический портрет Питера Пэна

включает такие черты:

1. Эмоциональную заторможенность, незрелость. Его реакции неадекватны: недовольство проявляется в виде ярости, радость — в виде истерики, разочарование — жалости к себе;

image

2. Социальную беспомощность. У него нет искренних друзей, потому что он сам ни к кому не привязывается. Ему — легкомысленному и по-детски жестокому — трудно понять, как можно чем-то жертвовать для других. Он одинок и часто паникует по этому поводу;

3. Стремление игнорировать проблемы в надежде, что они разрешатся сами по себе. Не признаёт своих ошибок, любит сваливать свою вину на других;

4. Двойственное отношение к матери — раздражение, гнев перемежаются со вспышками нежности;

5. Идеализацию отца, отношения с которым катастрофически не складываются: они далеки друг от друга;

6. Сложные отношения с противоположным полом. Его инфантильность отпугивает девушек. Он долго остаётся девственником, но при этом всё время хвастается своими мнимыми победами над прелестницами.

Сегодня «носителей» синдрома Питера Пэна называют кидалтами.

Кидалт — это великовозрастный ребёнок (от англ. kid — «ребёнок» и adult — «взрослый»), который, независимо от своего фактического возраста, не утратил ни детских замашек, ни присущего подросткам легкомыслия.

Кидалты обожают компьютерные игры, мультфильмы, скутеры и велосипеды, путешествия, посещение всемирно известных парков развлечений; помешаны на автомобилях.

Они причёсываются и одеваются как подростки: носят майки с изображением персонажей мультиков и любимых телегероев. Им свойственно заливисто хохотать и по-детски тараторить, прилюдно плакать от обиды и ждать помощи со стороны.

Впервые понятие «кидалт» было использовано в СМИ в 1985 году, и быстро вошло в употребление. Психологи противились этому, поскольку для «вечных» мальчиков и девочек уже существовал термин — «инфантилы».

Отличия инфантилов и кидалтов

image

Однако позже специалисты сошлись на том, что кидалты и инфантилы — это не одно и то же.

Инфантилизм представляет собой задержку становления личности: ребёнок растёт, а его поведение и реакции отстают, не соответствуя возрасту. Такой человек не становится взрослым, потому что просто не может этого сделать.

Кидалт — может, но не хочет, не считает нужным для себя.

На вопрос «Почему?», как правило, отвечает: «Потому что быть взрослым скучно».

Скучно быть серьёзным, брать на себя ответственность и обязательства, стареть, решать повседневные проблемы.

Значительно веселее превратить свою жизнь в вечный праздник — с хлопушками, каруселями, размахиванием саблей, сидя на деревянном коне.

Психологи утверждают, что кидалты интуитивно нашли себе удобную «нишу», под сенью которой могут прекрасно снимать стресс и противостоять фобиям, одолевающим современных горожан.

Хотя рано или поздно им приходится пожинать плоды своей безответственности — люди стареют, как бы они этого не хотели. Отчаяние, депрессия и одиночество — вот удел большинства кидалтов в преклонном возрасте.

Взросление (процесс психический) и старение (процесс биологический) идут рука об руку.

Становиться старше и не взрослеть — нелепо. Становиться старше и тешить себя иллюзией, что не стареешь, — тоже. Зачем обманывать себя? 

Про повесть о Питере Пене

Все дети, кроме одного-единственного, рано или поздно вырастают.

Такими словами начинается сказочная повесть шотландского романиста Джеймса Барри «Питер Пэн» («Питер и Венди»).

Образ главного героя писатель посвятил своему старшему брату, который умер за день до того, как ему исполнилось 14 лет, и навсегда остался юным в памяти близких.

Питер живёт на острове Нетинебудет. Такой остров,  «очень яркий и цветной, с коралловыми рифами, с быстроходным кораблём на горизонте, с дикарями и гномами, — есть в мыслях у каждого ребёнка».

У Питера остров был не в мыслях, а всамделишным, и населяли его феи, потерянные (мамами из колясок) мальчики, пираты, индейцы и дикие звери.

Питер ежедневно переживал разные захватывающие приключения, то и дело подвергая свою жизнь опасностям, но, поскольку умел летать, из любой ситуации выходил победителем. Реальный мир казался ему скучным. Он посещал его, чтобы тайком послушать сказки, которые девочка Венди рассказывала своим младшим братьям.

Познакомившись с Венди, Питер пригласил её на свой сказочный остров порассказывать сказки другим мальчикам и побыть их «общей» мамой. Но, проведя там несколько дней, девочка решила вернуться домой, в мир, где дети неизбежно становятся взрослыми.

Со временем Венди вышла замуж. У неё родилась дочь Джейн. Джейн, когда выросла, тоже вышла замуж.

И у неё появилась дочь — Маргарет. И теперь Питер прилетает за Маргарет, и они вместе улетают на его остров.

Там Маргарет рассказывает ему сказки о нём самом, а Питер их слушает, жадно ловя каждое слово.

Когда Маргарет вырастет, у неё родится дочь, которая тоже в свою очередь сделается мамой Питера, и так это будет продолжаться до тех пор, пишет Джеймс Барри, «пока дети не разучатся быть весёлыми, непонимающими и бессердечными».

Ваша Милена Апт, Libelle, Стрекоза.

Мультфильмы с Питером Пэном и феей Динь Динь (Тинкер Белл) любят и взрослые, и дети. Однако немногие знают, что история этих чудесных персонажей началась более века назад.

Как появился Питер Пэн?

Книга про Питера вышла в 1904 году. Писатель Джеймс Барри долго вынашивал в голове идею сказки о летающем нестареющем мальчике. Такая мысль зародилась у автора при знакомстве с тремя маленькими братишками, которых он встретил на прогулке в сопровождении их няни. Барри сразу подружился с мальчиками и начал их развлекать забавными плясками со своим сенбернаром. Но самым интересным для мальчишек были увлекательные истории писателя, которые погружали их в мир волшебства и будоражили их фантазию. Он рассказывал им про чудный мир вокруг и сообщил, что самый младший из 3 братьев, младенец Питер, мирно сопящий в коляске, умеет летать, так как до того, как родиться, малыши были птицами.

Впоследствии именно малыш даст свое имя знаменитому персонажу мультфильмов и фильмов. Второе имя – Пэн, была взята из греческой мифологии. Бог Пан, покровитель природы с веселым нравом, также был одет в зеленые листья и носил с собой свирель. Питер характерен тем, что он не хочет становиться взрослым, и по этой причине он предпочел остаться в волшебной Нетландии, оставшись 12-летним мальчишкой навсегда.

История появления феи Динь Динь

Фея Динь Динь – верная подруга и помощница Пэна. Починка медных предметов – ее любимое занятие. Тинкер Белл описывается, как золотистая точка, однако, Уолт Дисней предпочел досконально ее изобразить, и на свет появилась новая фея – хрупкая девушка с золотистыми волосами. Ее наряд был выбран, исходя из одежды Питера Пэна – зеленое платье из листьев. Динь Динь имеет голос, звучащий как колокольчик, поэтому у нее такое необычное имя.

Спустя некоторое время фея стала отдельным мультипликационным персонажем, не привязанным к Питеру Пэну. Она была озвучена и стала центральным героем мультфильмов про приключения фей различных стихий. В некоторых частях она даже влюбляется и выходит замуж за эльфа с именем Летящий Огонек. Динь Динь довольно своенравна и рассеяна, однако, в целом она – положительный персонаж, веселый и дружелюбный.

Фильмы с участием героев

Фея Динь Динь и Питер Пэн – настолько популярные персонажи, что с их участием было снято множество картин. Самая первая экранизация состоялась в далеком 1924 году.  Затем в 1953 году Уолт Дисней снял свою мультипликационную версию истории про нестареющего мальчика. Советские режиссеры также не обошли вниманием увлекательную историю, и в 1987 году вышел фильм Леонида Нечаева про приключения героев. Затем была аниме-экранизация, мультсериалы и фильмы. Также была снята 2 часть диснеевского мультфильма «Питер Пэн: возвращение в Нетландию».

Динь Динь стала героиней целой серии полнометражных мультфильмов и мультсериалов про фей, в которых Питер Пэн не фигурирует. Помимо экранизаций, в театрах также до сих пор популярны постановки про мальчика, которые не хочет взрослеть, и его верную подругу фею.

Добавить отзыв

Режиссер Надя Кубайлат, художник Денис Сазонов, а также хореограф Александр Николаев (ученик Женовача и актер СТИ, здесь заслуживающий упоминания непременно во первых строках), нашли если не единственно верное, то, при всей вторичности, следующее сегодняшней театральной моде, оптимальное решение для пьесы. «Мой папа — Питер Пэн», в сущности, довольно куцый текст, откуда со слов повзрослевшего мальчика можно узнать, как в свое время 6-8-летнего (описанные события укладываются в этот возрастной период героя-рассказчика) Даню отец убедил, будто он — персонаж любимой сыном сказки, и этим объяснил «странности» своего поведения. Между тем ничего сверхъестественного в характере и поступках папы нет — мимоходом улавливаешь и успеваешь понять, что этот незадачливый актер — раздолбай по жизни и самоуверенный лентяй в профессии, по-своему любящий, но ненадежный и похоже что неверный муж, да просто «гуляка праздный», что, с одной стороны, как бы «романтично» и чуть ли не «сказочно», а с другой, в повседневном семейном быту, мягко говоря, неудобно для близких. Петр, не спросясь жены, вкладывает накопленные деньги по совету приятеля и сбережения пропадают, а у ребенка самого необходимого нет; он и сам готов пропасть на несколько дней, а потом как ни в чем не бывало вернуться… Дане папа объясняет, что летал с помощью волшебной пыльцы на остров Нет-и-Не-будет, что он только притворяется взрослым, а на самом деле остался маленьким, вот беда, что его Венди, то есть мама, выросла, потому его не понимает, но сын-то обязан верить, и, признается рассказчик — с сожалением ли, что верил, с грустью ли, что утратил веру — так и было. Не знаю, каким виделся идеальный спектакль драматургу Керен Климовски (уроженка Москвы, проживающая в Швеции) — создатели спектакля поместили действие в песочного цвета, ярко-желтую до рези в глазах, «коробку» с неоновой окантовкой: это абстрактное пространство если ассоциируется с чем-то повседневным, то, благодаря открывающимся и закрывающимся створкам лифта в стене, пожалуй, с офисным коридором, если б коридоры офисов красили в подобные «кислотные» расцветки. Внутри «коробки» — пианино (точнее, синтезатор, замаскированный под пианино), стул да пара электрогитар, все того же цвета, равно и костюмы всех действующих лиц, за двумя исключениями: о детской ипостаси мальчика Дани разговор особый, а бессловесный персонаж, сообразуясь с программкой (но только так) опознаваемый в качестве Капитана Крюка, наряжен в красный (но такой же яркий, «кислотный») костюм, контрастирующий с общим фоном. В сюжете, развивающемся на вербальном уровне, Капитан Крюк участия практически не принимает, но именно ему доверены отдельные авторские и режиссерские ремарки, в остальном же роль построена на пластике, да и в целом хореография спектакля до того насыщена не танцем в прямом смысле слова, но отточенными ансамблевыми движениями, и если не вполне самодостаточна, то проще представить постановку без текста, нежели без этой изощренной пластической партитуры, еще и исполненной артистами необычайно «чисто», так что, признаться, пропустив в свое время спектакль «#небалет», поставленный, как и «Мой папа — Питер Пэн», с артистами того же позапрошлогоднего выпуска курса Константина Райкина, и слышав о нем преимущественно нелестные отзывы, я теперь усомнился в их справедливости и захотелось «#небалет» посмотреть. Тем не менее в ансамбле явно выделяется драматический дуэт — Ильи Рогова в роли папы-Петра-Питера Пэна и Алины Доценко, выступающей за маленького Даню, в то время как Константин Новичков — «мальчик, спустя время», Даня-взрослый — скромно берет на себя функцию повествователя и озвучивает авторский текст. Илья Рогов — тоже позапрошлогодний выпускник Райкина и, на сегодняшний день, по моим наблюдениям, самый яркий среди однокурсников, к счастью, не обделенный вниманием и занятый на видных позициях почти во всех премьерах «Сатирикона» последних лет: ему наряду с остальными придуман интересный пластический рисунок, «роботообразная» походка, в его остраненно-сдержанных интонациях хватает и «человечности», и «эмоциональности», но они строго дозированы. А вот для Алины Доценко, вроде бы немало занятой в репертуаре, роль Дани — настоящий прорыв: маленький Даня весь спектакль носит нелепый костюм зайчика, словно из детсадовского утренника (хотя герой уже школьник), белый, пушистый, с ушками и хвостиком — учитывая, что мальчика еще и девочка, девушка играет, риск впасть в дурную провинциально-тюзовскую травестию неизбежен, чего совсем не происходит, наоборот: сомнительный, спорный ход дает возможность одновременно и держать ироническую дистанцию по отношению к персонажу, к сюжету, не впадая в слюняво-сентиментальный тон (что нередко в сатириконовских спектаклях молодежной тематики происходит…), и — главная победа актрисы — обойтись без пародийности, без насмешки над героем, не теряя из виду серьезности темы. Однако все же близкая к безупречной — по крайней мере что касается технической, стилистической «шлифовки» деталей на всех уровнях, от сценографии до музыкального оформления (про хореографию лишний раз и говорить нечего); разве что с мыльными пузырями надо поосторожнее, слишком уж легкий способ «включения» публики… и без интерактива предпочтительнее полностью обойтись… — театральная форма лишь отчасти прикрывает несовершенство материала. То есть даже не ущербность, а какую-то явственную, сквозь отточенность стиля просвечивающую его несвежесть. Ну примерно как мама, отвечая на вопрос ребенка «а где папа?», не мудрствуя лукаво повторяет: а он — летчик-испытатель… Таких отцов и мужей — путешественников во времени, бойцов невидимого фронта и т.п. — немало в литературе, кино, а с некоторых пор аналогичные сюжеты, вписанные в сказочный контекст по модели «психодрамы», широко распространились в театре. На поверхности ассоциация с пьесами Жоэля Помра, его фрустрированными Золушками, Красными Шапочками-жертвами насилия… В «Моем папе — …» поворот темы, положим, иной, но модель «психодрамы» эксплуатируется та же и по готовым схемам. Вплоть до того, что уже после ухода из семьи не желая окончательно разочаровать сына, Петр Пэн (до того забывший забрать Даню из школы, а опомнившись, в качестве «извинения» склеивший учительницу…) становится на подоконник, прыгает вниз — и будто не разбивается, а исчезает бесследно, типа «улетел на остров» (и — как там у еще одной шведской сказочницы про мужчину в полном расцвете сил? — обещал вернуться, ага…). Подобная развязка логически из текста вытекает и затруднительно, наверное, было бы автору закончить иначе — но для такого финала органичнее подошла бы простодушная, «наивная» эстетика детсадовского утренника, а метафора лифта с указывающей вверх стрелкой видится мне образом из какой-то другой сказки. Прошло пятнадцать месяцев с интересного захода Диснея на один из своих классических фильмов, а нас уже готовятся порадовать очередным новым прочтением классики. Если что, с Питером Пэном и Алисой все было совсем не так! То, что нам рассказывают — это все белые выдумали, чтобы унизить черных людей. А на самом деле жила, короче, в Викторианской Англии совершенно обычная викторианская пара: image И были у них совершенно обычные викторианские дети: imageimage И… И…

Может показаться, что это какой-то пиздецкий бред ебацкого говна, но, на самом деле, это: image Есть ли у меня слова? На самом деле у меня нет слов. В первый раз я увидел этот леденящий душу пиздец, когда смотрел сборник трейлеров на 2020 год за октябрь. Когда я увидел эти Десять Негритят, которые бегали туда-сюда в костюмах любимых сказочных героев моего детства (ну, вру, конечно, Питер Пэн мне был пофиг, но вот Алиса — мечта второклассника), я сперва подумал, что это какая-то пародия. Но оказалось, что не пародия. Я провел небольшое исследование и слегка охренел. Аффтары ебашили эту хуету с такой звериной серьезностью, словно от этого зависели результаты выборов пендостанского президента. Да что там — судьба всего человечества. Глубокое состояние непреходящего ахуя от бесоебской концепции данной картины не отпускает меня уже полтора часа. Это какой-то блядский сюрреализм, смысл которого мне не дано постичь. Судя по всему, такое нейровизуальнолингвистическое программирование рассчитано на цивилизованных людей, а не на рашкованов. Я пытался убедить себя в том, что тут нет ничего странного или дурного. В конце концов, если был «Питер Пэн» с русскими: И «Карлсон» с, извините, армянами: То почему не быть Алисе с неграми. Но… Сейчас, конечно, порядочные люди набегут, шурша хитином, и начнут объяснять, что все совсем не так, что это глубокое и широкое прочтение доброты детства, которое многому учит и в чем-то даже объясняет, но они всегда несут одну и ту же пидорскую хуйню, так что лично я уже насобачился пропускать ее на автомате. Вообще говоря, забавно смотреть, как закручивается пружина новой идеологии. Интересно, а старые прочтения классики они удалят-потрут, или просто порежут? Некоторые классические фильмы в Пендостане уже предваряют предисловием, что, видите ли, тут все такое расистское, но мы лично против такого, поэтому смотрите, но на ваш страх и риск и с пониманием того, что это плохо. Знаете, было бы забавно, если бы Ср-я Р-ка замутила в Международной Сети Интернет какой-нибудь грандиозный видеоресурс, где будут лежать нормально переведенные и может даже озвученные шедевры советской детской классики. Ну, попеарить потом то тут, то там, ненавязчиво, а потом смотреть на траффик и собирать жир, который будет копиться в комментах. Хотя что я говорю — такой ресурс сто пудов отдадут на откуп армянам, и все будет, как всегда. А жаль, жаль… Редкая была бы возможность зажечь ласт бикон оф хоуп не просто для взрослых, но для детей, которые, как известно, наше Будущее…

Оцените статью
Рейтинг автора
5
Материал подготовил
Илья Коршунов
Наш эксперт
Написано статей
134
А как считаете Вы?
Напишите в комментариях, что вы думаете – согласны
ли со статьей или есть что добавить?
Добавить комментарий